ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА


Сайт посвящён противостоянию СССР и США во времена так называемой "Холодной войны" , размещена подробная информация о гонке вооружений, соперничестве как на земле так и в космосе....

Конфликты холодной войны

СТАТЬИ

ДОКУМЕНТЫ

НАШИ КОНТАКТЫ

объявления

реклама

новости

БОЛЕЕ СЕМИДЕСЯТИ ЛЕТ ОТДАЛА МАГАДАНУ...
Мэр Магадана Сергей Абрамов поздравил с 90-летним юбилеем ветерана Великой Отечественной войны, труженицу тыла Александру Петровну Курьянову.
Череповец почтит память воинов, погибших в региональных конфликтах
16 и 17 декабря в Череповце пройдут мероприятия, посвященные Дню памяти воинов, погибших в афганской и чеченской войнах и других локальных конфликтах.
В Омске продают новогодние елки с жуками и гусеницами
В Омской области продают новогодние елки с <сюрпризом> в виде жуков. Инспекторы Россельхознадзора проводят рейды по новогодним базарам, где продают сосны, ель и пихту. Привезенные из Челябинской области хвойные деревья могут содержать в себе
Фелисити Джонс о съемках в спин-оффе «Звездных войн»: «Я бы улетела в космос прямо сейчас!»
Фелисити Джонс сыграла главную героиню фильма «Изгой-один: Звёздные Войны. Истории» Джин Эрсо — это самый сильный и яркий персонаж картины, который вместе с Альянсом Повстанцев берется за отчаянную миссию …

Ядерное противостояние

Нагасаки после атомной бомбардировкиПосле Второй Мировой войны США оказались единственным государством, обладающим ядерным оружием. На их счету уже было несколько испытаний и реальные боевые взрывы ядерных зарядов в Японии. Такое положение вещей, разумеется, не устраивало советское руководство. А американцы уже выходили на новый уровень в развитии оружия массового поражения. Была начата разработка водородной бомбы, потенциальная мощность которой во много раз превосходила все существовавшие тогда ядерные заряды (что и доказал в последствии Советский Союз).

В США разработку водородной бомбы вел физик Эдвард Теллер. В апреле 1946 г. в Лос-Аламосе была организована группа ученых под его руководством, которой и предстояло решить эту задачу. СССР тогда не имел даже обычной атомной бомбы, но через английского физика и по совместительству советского агента Клауса Фукса Советский Союз узнал практически все об американских разработках. Идея водородной бомбы основывалась на физическом явлении – ядерном синтезе. Это сложный процесс образования ядер атомов более тяжелых элементов за счет слияния ядер легких элементов. При ядерном синтезе выделяется умопомрачительное количество энергии – в тысячи раз больше, чем при распаде тяжелых ядер, например, плутония. То есть по сравнению с обычной ядерной бомбой термоядерная давала просто адскую мощность. Можно теперь представить себе ситуацию, когда у какого-нибудь государства имеется такое оружие, способное снести не один город, а часть материка. Просто под угрозой его применения можно править миром. Достаточно лишь одного «показательного выступления». Теперь понятно, чего добивались сверхдержавы, делая нешуточные ставки на разработку термоядерного оружия.

Была правда одна тонкость, которая почти сводила на нет все усилия тогдашних ученых: чтобы начался процесс ядерного синтеза и произошел взрыв, требовались миллионные температуры и сверхвысокие давления на компоненты. Примерно как на Солнце – там постоянно происходят термоядерные процессы. Столь высокие температуры планировалось создать предварительным подрывом внутри водородной бомбы обычного маленького атомного заряда. А вот с обеспечением сверхвысокого давления возникли определенные трудности. Теллер создал теорию, по которой получалось, что необходимое давление в несколько сотен тысяч атмосфер можно обеспечить сфокусированным взрывом обычных взрывчатых веществ, и этого будет достаточно для возникновения самоподдерживающейся реакции термоядерного синтеза. Но доказать это можно было лишь фантастически большим количеством расчетов. Быстродействие компьютеров того времени оставляло желать лучшего, поэтому разработка рабочей теории водородной бомбы шла очень медленными темпами.

В США наивно полагали, что СССР не сможет сделать термоядерное оружие, так как физические принципы водородной бомбы очень сложны, а необходимые математические расчеты Советскому Союзу не под силу из-за отсутствия достаточных мощностей ЭВМ. Но Советы нашли очень простой и нестандартный выход из этой ситуации – было принято решение о мобилизации сил всех математических институтов и известных математиков. Каждый из них получал ту или иную задачу для теоретических расчетов, не представляя общей картины и даже цели, для которой его расчеты, в конечном счете, использовались. На все расчеты требовались целые годы. Для увеличения количества квалифицированных математиков был резко увеличен прием студентов на все физико-математические факультеты университетов. По числу математиков в 1950 году СССР уверенно лидировал во всем мире.

К середине 1948 года советским физикам так и не удалось доказать, что термоядерная реакция в жидком дейтерии, помещенном в «трубу» (кодовое название классического варианта водородной бомбы, предложенного американцами), будет самопроизвольной, то есть пойдет дальше сама без стимуляции ядерными взрывами. Потребовались новые подходы и идеи. В разработку водородной бомбы были вовлечены новые люди со свежими идеями. Среди них были Андрей Сахаров и Виталий Гинзбург.

К середине 1949 года американцы задействовали новые быстродействующие компьютеры в Лос-Аламосе и форсировали темпы работы над водородной бомбой. Но это только ускорило их глубокое разочарование в теории Теллера и его коллег. Проведенные расчеты показали, что самопроизвольная реакция в дейтерии может развиваться при давлениях не в сотни тысяч, а в десятки миллионов атмосфер. Тогда Теллер предложил смешать дейтерий с тритием (еще более тяжелым изотопом водорода), тогда, по его расчетам, можно было бы уменьшить необходимое давление. Но тритий, в отличие от дейтерия, не встречается в природе. Его можно получить только искусственно и в особых реакторах, а это – очень дорогой и медленный процесс. США прекратили проект водородной бомбы, ограничившись достаточно мощным потенциалом атомных бомб. Штаты тогда были атомными монополистами и к середине 1949 обладали арсеналом в 300 атомных зарядов. Этого, по их расчетам, было достаточно для разрушения около 100 советских городов и промышленных центров и вывода из строя почти половины экономической инфраструктуры Советского Союза. При этом к 1953 году они планировали увеличить свой атомный арсенал до 1000 зарядов.

Однако 29 августа 1949 года на Семипалатинском полигоне был испытан ядерный заряд первой советской атомной бомбы, который составил около двадцати килотонн тротилового эквивалента.

Успешное испытание первой советской атомной бомбы поставило американцев перед альтернативой: остановить гонку вооружений и начать переговоры с СССР или продолжить создание водородной бомбы, придумав замену классической модели Теллера. Было решено продолжить разработки. Расчеты на появившемся к тому времени суперкомпьютере подтвердили, что давление при подрыве взрывчатых веществ не достигает требуемого уровня. К тому же оказалось, что температура при предварительном подрыве атомной бомбы тоже недостаточно высока для старта цепной реакции синтеза в дейтерии. Классический вариант окончательно был отвергнут, но нового решения не было. Штатам оставалось только надеяться, что СССР пошел по тому, украденному у них, пути (они уже знали о шпионе Фуксе, который был арестован в Англии в январе 1950 года). Отчасти американцы были правы в своих надеждах. Но уже в конце 1949 года советскими физиками была создана новая модель водородной бомбы, которая получила название модели Сахарова-Гинзбурга. Все силы были брошены на ее реализацию. Эта модель заведомо имела некоторые ограничения: процессы атомного синтеза дейтерия происходили не в две стадии, а одновременно, водородный компонент бомбы выделялся в относительно небольших количествах, что ограничивало мощность взрыва. Эта мощность могла быть максимум в двадцать-сорок раз выше мощности обычной плутониевой бомбы, но зато предварительные расчеты подтверждали ее жизнеспособность. Американцы и тут наивно подумали, что Советскому Союзу не под силу создание водородной бомбы по двум причинам: из-за отсутствия у СССР достаточного количества урана и урановой промышленности и недоразвитости русских компьютеров. И снова нас недооценили. Проблема давления в новой модели Сахарова-Гинзбурга была решена хитрым расположением дейтерия. Он теперь был не в отдельном цилиндре, как раньше, а послойно в самом плутониевом заряде (отсюда происходило новое кодовое название – «слойка»). Предварительный атомный взрыв обеспечивал и температуру, и давление для начала термоядерной реакции. Все упиралось только в очень медленное и дорогостоящее производство искусственно получаемого трития. Гинзбург предложил использовать вместо трития легкий изотоп лития, который является природным элементом. Теллеру же проблему получения давления в миллионы атмосфер, необходимого для сжатия дейтерия и трития, помог решить физик Станислав Улам. Такое давление можно было создать сходящимся в одной точке мощным излучением. Эта модель американской водородной бомбы получила название Улама-Теллера. Сверхдавление для трития и дейтерия в этой модели достигалось не взрывчатыми волнами от подрыва химических взрывчатых веществ, а фокусировкой отраженной радиации после предварительного взрыва небольшого атомного заряда внутри. Модель требовала большого количества трития, и для его производства американцы построили новые реакторы. Про литий они просто не догадались. Подготовка к испытанию у них проходила в большой спешке, ведь Советский Союз буквально наступал на пятки. Испытание предварительного устройства, а не бомбы (на бомбу, вероятно, еще не хватало трития) американцы произвели 1 ноября 1952 года на небольшом атолле в южной части Тихого океана. После взрыва атолл был полностью разрушен, а водяной кратер от взрыва был больше мили в диаметре. Сила взрыва равнялась десяти мегатоннам тротилового эквивалента. Это превышало мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму, в тысячу раз.

12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне Советским Союзом была испытана первая в мире водородная бомба, мощность заряда которой, правда, составила всего четыреста килотонн тротилового эквивалента. Хотя мощность была небольшой, успешное испытание имело огромный моральный и политический эффект. И это была именно перемещаемая бомба (РДС-6с), а не устройство, как у американцев.

После испытания «слойки» Сахаров и его товарищи объединили свои усилия для создания более мощной двухступенчатой водородной бомбы, сходной с той, которую испытывали американцы. Разведка работала в том же режиме, так что модель Улама-Теллера у СССР уже была. На расчет и производство ушло два года, и 22 ноября 1955 года была испытана первая советская двухступенчатая водородная бомба небольшой мощности.

Правящая верхушка СССР намеревалась свести на нет преимущество американцев в количестве испытаний одним, но очень мощным взрывом. Группе Сахарова поручено спроектировать водородную бомбу мощностью 100 мегатонн. Но, видимо, из-за опасений возможных экологических последствий, мощность бомбы была снижена до 50 мегатонн. Несмотря на это, испытания проходили с расчетом именно на исходную мощность. То есть это были испытания конструкции бомбы, которая в принципе может иметь мощность около 100 мегатонн. Для того, чтобы понять зачем был необходим этот взрыв нужно разобраться в политической ситуации, сложившейся в мире к тому времени.

В чем же заключались особенности политической ситуации? Наступившее было потепление отношений между СССР и США, кульминацией которого явился визит Хрущева в Соединенные Штаты Америки в сентябре 1959 г., уже через несколько месяцев сменилось резким обострением в результате скандальной истории со шпионским полетом Ф. Пауэрса над территорией Советского Союза. Самолет-разведчик 1 мая 1960 г. был сбит под Свердловском. Как следствие, в мае 1960 г. была сорвана встреча глав правительств четырех держав в Париже. Ответный визит президента США Д. Эйзенхауэра в СССР был отменен. Разгорались страсти вокруг Кубы, где к власти пришел Ф. Кастро. Причем большим потрясением стало вторжение в районе Плайя-Хирон в апреле 1961 г. кубинских эмигрантов из США и их разгром. Клокотала разбуженная Африка, сталкивая интересы великих держав. Но главное противостояние между СССР и США было в Европе: периодически давал о себе знать тяжелый и казавшийся неразрешимым вопрос германского мирного урегулирования, в фокусе которого был статус Западного Берлина. Безуспешно велись изнурительные переговоры о взаимном сокращении вооружений, которые сопровождались жесткими требованиями западных держав об инспекции и контроле на территориях договаривающихся сторон. Казались все более безотрадными переговоры экспертов в Женеве о запрещении ядерных испытаний, хотя в течение 1959 и 1960 гг. ядерные державы (кроме Франции) соблюдали соглашение об одностороннем добровольном отказе от испытаний этого оружия в связи с упомянутыми женевскими переговорами. Нормой стала жесткая пропагандистская риторика между СССР и США, в которой постоянными элементами были взаимные обвинения и откровенные угрозы. Наконец, главное событие того периода - 13 августа 1961 г. за одну ночь была воздвигнута печально знаменитая берлинская стена, вызвавшая на Западе бурю протестов.

Между тем Советский Союз обретал все большую уверенность в своих силах. Он первым испытал межконтинентальную баллистическую ракету и запустил спутники в околоземное пространство, осуществил пионерский прорыв человека в космос и создал могучий ядерный потенциал. СССР, обладая в то время большим престижем, особенно в странах третьего мира, не уступал давлению Запада и сам переходил к активным действиям.

Поэтому, когда к концу лета 1961 г. страсти особенно накалились, события стали развиваться по своеобразной силовой логике. 31 августа 1961 г. советское правительство опубликовало заявление об отказе от добровольно принятого на себя обязательства воздерживаться от испытаний ядерного оружия и о решении возобновить эти испытания. В нем нашли отражение дух и стиль того времени. В частности, говорилось:

“Советское правительство не выполнило бы своего священного долга перед народами своей страны, перед народами социалистических стран, перед всеми народами, стремящимися к мирной жизни, если бы перед лицом угроз и военных приготовлений, охвативших США и некоторые другие страны НАТО, оно не использовало бы имеющихся у него возможностей для совершенствования наиболее эффективных видов оружия, способных охладить горячие головы в столицах некоторых держав НАТО”.

СССР намечал целую серию испытаний, кульминацией которого должен был стать взрыв водородной бомбы 50-мегатонной мощности. А. Д. Сахаров назвал планируемый взрыв “гвоздем программы”.

Советское правительство не делало тайны из намечаемого супервзрыва. Напротив, оно оповестило мир о предстоящем испытании и даже обнародовало мощность создаваемой бомбы. Ясно, что такая “утечка информации” отвечала целям силовой политической игры. Но одновременно ставила создателей новой бомбы в трудное положение: возможный по тем или иным причинам ее “отказ” должен быть исключен. Мало того, взрыв бомбы должен был непременно попасть в “яблочко”: обеспечить “заказную” мощность в 50 млн. т тротила! В противном случае вместо запланированного политического успеха советское руководство должно было пережить несомненный и чувствительный конфуз.

Первое упоминание о предстоящем грандиозном взрыве в СССР появилось 8 сентября 1961 г. на страницах американской газеты “Нью-Йорк таймс”, которая воспроизвела слова Хрущева:

Ядерный взрыв”Пусть знают те, кто мечтает о новой агрессии, что у нас будет бомба, равная по мощности 100 миллионам тонн тринитротолуола, что мы уже имеем такую бомбу, и нам осталось только испытать взрывное устройство для нее”

В мире прокатилась мощная волна протестов в связи с объявлением о предстоящем испытании.

В эти самые дни в Арзамасе-16 завершались последние работы по созданию небывалой бомбы и отправке ее на Кольский полуостров к месту базирования самолета-носителя. 24 октября был закончен итоговый отчет, который включал предложенную конструкцию бомбы и ее теоретическое, расчетное обоснование. Содержавшиеся в нем положения были отправными для инженеров-конструкторов и изготовителей бомбы. Авторами отчета были А. Д. Сахаров, В. Б. Адамский, Ю. Н. Бабаев, Ю. Н. Смирнов, Ю. А. Трутнев. В конце отчета было сказано: «Удачный результат испытаний этого изделия открывает возможность конструировать изделие практически неограниченной мощности».

Параллельно с работой над бомбой к выполнению боевой задачи готовили самолет-носитель и отрабатывали специальную парашютную систему для бомбы. Эта система для медленного спуска более чем 20-тонной бомбы оказалась уникальной, и руководитель ее разработки был удостоен Ленинской премии.

Однако, если бы парашютная система отказала во время эксперимента, экипажи самолетов не пострадали бы: бомба включала специальный механизм, который запускал систему подрыва только в том случае, если самолет уже оказывался на безопасном расстоянии.

Необычной переделке подвергся на заводе-изготовителе стратегический бомбардировщик Ту-95, которому предстояло доставить бомбу к цели. Совершенно нестандартная бомба длиной около 8 м и поперечником около 2 м не помещалась в бомболюк самолета. Поэтому часть фюзеляжа (не силовую) вырезали и смонтировали специальный подъемный механизм и устройство для крепления бомбы. И все-таки она была настолько велика, что в полете больше чем наполовину торчала наружу. Весь корпус самолета, даже лопасти его винтов, были покрыты специальной белой краской, защищающей от световой вспышки при взрыве. Такой же краской был покрыт корпус сопровождавшего самолета-лаборатории.

Пасмурным утром 30 октября 1961 года Ту-95 поднялся в воздух и сбросил над Новой Землей водородную бомбу, навсегда вошедшую в историю. Испытание заряда мощностью 50 мегатонн было этапом в развитии ядерного оружия. Это испытание со всей наглядностью продемонстрировало глобальный характер воздействия мощного ядерного взрыва на атмосферу Земли, включая такие факторы, как резкое повышение фона трития в атмосфере, перерыв на 40-50 мин. радиосвязи в Арктике, распространившаяся на сотни километров ударная волна. Проверка конструкции заряда подтвердила возможность создания заряда любой, сколь угодно большой мощности.

Но нельзя не учитывать, что взрыв такой невероятной мощи давал возможность показать и всеразрушительность, бесчеловечность созданного оружия массового уничтожения, достигшего апогея в своем развитии. Человечество, политики должны были осознать, что в случае трагического просчета победителей не будет. Как бы ни был изощрен противник, у другой стороны найдется сокрушительный ответ.

Созданный заряд одновременно демонстрировал и могущество человека: взрыв по своей мощи был явлением уже почти космического масштаба. Недаром Андрей Дмитриевич Сахаров искал заряду достойное применение. Он предлагал использовать сверхмощные взрывы для предотвращения катастрофических землетрясений, для создания беспрецедентных по энергии ускорителей ядерных частиц с целью проникновения в глубины материи, для управления в интересах человека движением космических тел в околоземном пространстве.

Гипотетически потребность в подобном заряде может возникнуть, если понадобится отклонить траекторию крупного метеорита или какого-либо другого небесного тела при угрозе его столкновения с нашей планетой. До создания ядерных зарядов большой мощности и надежных средств их доставки, ныне тоже разработанных, человечество было беззащитно в подобной, хотя и маловероятной, но все-таки возможной ситуации.

В 50-мегатонном заряде 97% мощности было обусловлено термоядерной энергией, т. е. заряд отличался высокой “чистотой” и соответственно минимумом образования осколков деления, создающих неблагоприятный радиационный фон в атмосфере.

Можно с полной уверенностью утверждать, что использование такого оружия в военных условиях нецелесообразно. Основным предназначением этого испытания был политический эффект, которого удалось добиться руководству СССР.